Газ и уголь на очереди

Падение цены на 75%, а потом “взлет” на 100%, означает уменьшение первоначальной цены в два раза.

Эта арифметика хорошо характеризует положение на рынке энергоносителей. Биржевые котировки сортов нефти были базовыми экономическими показателями ещё несколько лет назад. Они применялись для расчетов. Например, цен на газ и других, не котируемых сортов нефти. Теперь биржа по нефти показывает только какое настроение у инвесторов. Испытывают ли они страх или они достигли мнимой успокоенности. Это эмоции в чистом виде, не имеющие отношения к положению на рынке. Однако, это отличный пример значения эмоций и вообще иррационального поведения в современной экономике. Индикаторы не показывают уже простые зависимости от спроса или предложения. Мы наблюдаем парадоксы. Например, биржевая цена может упасть до отрицательных значений, хотя на физическом рынке этого не происходит. И, наоборот, когда физический рынок испытывает трудности, биржа чувствует себя вполне прилично. Это означает, что показатели по нефти перестают быть базовыми и уйдут на второй план. Обусловлено это снижением значения нефти в мировой экономике. Более технологичные показатели будут набирать силу. Например, котировки криптовалют, котировки высокотехнологичных компаний.

В чем основа снижения значения нефти? В первую очередь конечно тем, что наступает этап постпостиндустриальной экономики. Доля нефти в ней уже составляет всего около 1%. Почему так сложилось? При бурном росте экономики темпы роста спроса на нефть отставали. А сейчас складывается ситуация остановки роста и перехода к сокращению использования нефти. Избыток сложился давно. Как минимум 5 лет назад. Это показывает отступление цены от максимальной и снижение её до сих пор. Такое длительное снижение не может быть объяснено ни сырьевым циклом, ни временными факторам. Такими как, заинтересованность каких-либо стран или компаний в начале войны на рынке или карантин. Конечно, текущая ситуация с карантином исключительная. Текущее сильное падение сменится ростом. Но рост не превысит потребления допустим годичной давности. Уже тогда были искусственные попытки ограничить производство нефти с помощью сокращения добычи. И чем дальше, тем необходимость ограничений нарастала всё больше. И основания этому есть.

Как используется сейчас нефть? Энергетика - 4,9%, транспорт 56,8%, промышленность - 26,2%, прочее - 10,8%. В каких отраслях может расти спрос на нефть?

В энергетике - нет. Как видим, из энергетики нефть и так почти уже вытеснена. Более дешевым и эффективным газом. И чистыми возобновляемыми источниками. Ограничения по вредности будут только усиливаться во всем мире, в том числе в странах со слабой экономикой. Все хотят дышать свежим воздухом. В Сахаре, например, где экономик практически нет, есть обильное солнце - неисчерпаемый источник энергии. Малая часть территории Сахары может выработать всё мировое потребление электроэнергии. Очень важный мировой резерв.

На транспорте - нет. Главная причина - развитие электротранспорта. Количество электротранспорта растет быстрее, чем количество транспорта вообще. Опять же главный фактор развития электротранспорта - экологические требования, хотя сам электромобиль обходится пока немного дороже. Дышать свежим воздухом хотят все. Однако, и рациональные экономические соображения тоже присутствуют. Некоторые виды транспорта на бензине работают в неэффективном режиме. Например, городские автобусы. Экономия при переходе на электричество в 7-8 раз. Повсеместно автобусы заменяются электробусами.

Промышленность - в ней все не однозначно. Отрасль консервативная. Для появления новых технологий требуется выработка ресурса созданных промышленных мощностей для возврата инвестиций. Эти отрасли считаются стратегическими особенно в странах со слабой экономикой. И парадоксально, но при снижении эффективности нефтепереработка и нефтехимия получает господдержку вместо закрытия, модернизации или строительства принципиально новых предприятий. Поэтому изменения по увеличению или уменьшению спроса могут происходить долго. Больше половины потребления (51,1%) в промышленности это нефтехимия. Остальное, другие потребности промышленности. В обоих случаях начинает активно использоваться газ. До сих пор он был дешевле в применении. Поэтому рост, например, производства нефтехимической продукции в целом не означает рост потребления нефти для её производства. В общем, потребление нефти в промышленности сохраняет нейтральное изменение. Ситуацию могло бы поменять активное инвестирование нефтянников в исследования и разработку новых материалов на основе нефти. Но они предпочитают вкладывать в развитие добычи, свято веря в бесконечное потребление нефти.

Прочее потребление - это в основном сельское хозяйство и ЖКХ. В этих отраслях использование в основном в качестве топлива. Отрасль, как и промышленность, консервативная. Но вытеснение другими средствами идет здесь активнее. Использование газа, возобновляемых источников энергии и т.д. развивается быстро. Роста спроса на нефтепродукты здесь тоже ожидать не приходится.

В итоге рост спроса можно ожидать только в нефтехимии. Но в ближайшее время этого не будет, так как нет ещё технологического задела. Нефтяная отрасль очень избалована высокими доходами на протяжении долгого времени. Есть традиция, что мир зависит от нефти. Как решит картель, по тем ценам и будет мир покупать нефть. Эта схема стремительно рушится. Настолько стремительно, что люди и организации принимающие решение не успевает их осознать, а тем более принять радикально новые решения.

Отягчающее обстоятельство - рост предложения. Технологии выросли до того, что нефти добывается много, очень много. Её нашли практически везде. И опять же играет роль традиция. Считается, что добыча нефти определит процветание страны. Планы компаний и стран - увеличить добычу!

Постпостиндустриальная экономика действует. Всю эту революцию устроили Америка, Европа, Китай как наиболее близкие к постпостиндустриализму. Америка показала, что можно индустриальным способом разведывать и добывать нефть в массовом количестве практически в любом месте. Европа удачно проинвестрировала разработку альтернативных источников энергии, что довело цены на них до уровня дешевого угля и газа. Зелёная энергетика из дорогой экзотики стала доступным ресурсом по ценам и оборудованию. Китай наладил массовое производство всего того, что в этой области изобрели Америка и Европа, а также добавил много своего, как зрелая высокотехнологичная держава. Китайская экономика обеспечила традиционно низкие цены на средства производства для добычи и энергетики.

Замечательная формулировка Анатоля Калетского: “Нефтяным компаниям пора застрелиться”, действует. На очереди производители газа и угля. Им пора уже заряжать пистолеты.

Следующий
Посты скоро появятся
Следите за обновлениями
Предыдущий
Архив
Облако тэгов