Эмоциональный интеллект. Европа.

Что такое Европа? Ограничивается ли Европа океаном с запада? Где границы Европы и Азии с востока? Можно ли считать стамбульцев, у которых код домашнего телефона 90-212 европейцами, а 90-216 азиатами? Думаю, граница пролегает между забрасыванием женщин камнями и открытими отношениями. Президент Франции после выборов первым делом стал целоваться со своей гражданской женой. А потом сел на мотороллер и поехал к любовнице. В то время как в Азии процветает судебная система, основанная на массовом отрубании голов и рук по разным поводам. Европа это не просто географическое понятие – это цивилизация. Европейцы создали сами эту цивилизацию. В ходе создания тоже были жестокость и кровь, диктаторы и самодуры, войны, болезни, бедность и т.д. и т.д. Но не слишком-то они гордятся этим. Не говорят, что мы так делали, и впредь будем делать. Нет, они стараются отказаться от отрицательного опыта. И продолжает развивать положительный опыт. Европейская цивилизация создала прекрасную культуру, которая живет и развивается сейчас. Создала современную мировую экономическую систему. Имеет собственную религию, которая была воспринята и развита в соответствии с европейским мировоззрением. Поэтому границы Европы – это границы европейской цивилизации. Границы эти где-то обозначены четкой линией, а где-то размыты почти до полного исчезновения. Например, граница между Европой и Ближним Востоком крайне четкая. В тоже время Америка вообще не отделима от Европы. Вся американская система создана по европейским лекалам. И, несмотря на то, что Америка сильна, но европейские банки всё равно мощнее. Швейцарские финансисты владеют 65% мировой недвижимости. С помощью системы они сдерживают американцев. Сейчас в мире самая мощная цивилизация – это европейская цивилизация. Отношения Европы с Америкой напоминают разговор пожилой матери с восемнадцатилетним сыном. Он провинился, подрался как обычно с гопотой. И вот мать ему делает выговор. Он стоит, потупив голову, и слушает. И понятно, что драка не первая. И ведет он вполне взрослую жизнь, в которой были уже и девушки, и самостоятельное зарабатывание денег. Но слушает старушку мать, так как надо ещё учиться в университете, а это кто-то должен оплачивать. И жить в просторном комфортном доме пока удобнее. Да и вообще это его семья. Так что приходится выслушивать нравоучения, придерживаться правил и в какой-то мере подчиняться. Власть Европы держится не на насилии, а на здравости. Конечно, идеального общества пока нет ни где. Также как и идеального человека. Но в европейской системе комфортно живется большинству людей. Вне зависимости от их взглядов, национального или цивилизационного происхождения. Но для этой жизни иногда необходимо отказаться от резанья баранов на улице, ношения поясов шахидов. Нарушать законы не рекомендуется никому. Ни президентам, ни премьер-министрам, ни канцлерам, ни женщинам, ни мужчинам, ни приезжим, ни местным. Эта цивилизация держится на демократии. Причем демократия не та же самая, которая переводится как власть народа. Та демократия, уже давно перешла в разряд мифов Древней Греции. Нынешняя демократия гораздо более сложная. Она строится на существовании в обществе множества действующих в рамках закона институтов, у которых разные цели и поэтому они выступают контролерами друг друга. Причем система настолько сложная, что договориться этим институтам для реализации какой-либо тоталитарной цели очень сложно. Это выработанная опытом зашита от «гитлера». Муниципальные органы власти имеют разные цели с федеральными, полиция конкурируют с другими спецслужбами, которые тоже не представляют единое целое, так как у них общего неформального внутреннего корпоративного кодекса. Показатели работы у всех разные. Бизнес разнообразен и преследует свои локальные цели, а если объединяется, то попадает под антимонопольное законодательство. Суды вынуждены в этой ситуации судить по закону. Государство превращается в коучера, который мотивирует развитие экономики и общества. Европейский союз, который является ядром, но не всей европейской циывилизацией, держится на этой же демократии. Не должно быть единства, все страны свободны в принятии решений. Это отражает современную тенденцию: объединение в межгосударственные союзы при стремлении к самостоятельности на каждом уровне: страны, муниципалитеты, люди. Этим объясняется желание самостоятельности Шотландии и Каталонии и, вместе с тем, продолжение пребывания в составе их стран. А в Швейцарии кантоны и так достаточно самостоятельны. Именно это залог стабильности, а не объединение вокруг одной идеи: националистической, религиозной, территориальной, экономической, социальной. Фанатичное следование такой идее может завести в такие дебри… В мире правят социальные сети, краудсорсинг и другие объединения не основанные на территориальности, национальности, половой принадлежности, других демографических признаках, но объединенных одной временной целью. Гельмут Коль заявил, что нет в Европе сильных лидеров. Да таких, которые довели мир до Карибского кризиса и холодной войны, нет. Но есть такие как Хельмут Ван Ромпеи. Образованный, уравновешенный, не бравирующий своей властью, но четко следующий демократическим принципам и интересам укрепления европейской цивилизации, которую сам воплощает. Спокойно пришедший на свой пост, хорошо отработавший и спокойно ушедший без предсказаний, что без него Европа пропадет, опять упадет на колени обессиленная и обескровленная, как было до него. Он так хорошо выполнял свою работу не выпячивая свою личность, что уверен в дальнейшем успешном существовании системы, на благо которой он работал. Которая была благополучна до него и стала ещё лучше после него. Евросоюз не обладает единством, не имеет сильного лидера. Это гарантия от сумасшедших поступков. Сильные лидеры чаще всего развязывают войны. Особенно в Европе, где начались все мировые войны. Если на жесткие меры отвечать ещё более жесткими мерами, то конец понятен. В живых никого не останется… Достаточными мерами добиться своих целей, не разжигая конфликт, а погашая его. Например, санкциями. Иран при Ахмадинеджаде был крайне агрессивно настроен, но были введены санкции. Ограничено с ним общение. В итоге он не набрал силу и был переизбран в срок. Риторика смягчилась. Ситуация стала вполне управляемой. Сирийцы сейчас находятся в запале, взбешенные опостылевшими за полвека бездарными Асадами. Говорить с ними бессмысленно. Как с человеком в состоянии аффекта. Только нарвешься на неприятности. 200000 жизней уже унесла только последняя война. Но вмешиваться активно - только разжигать войну. Жестоко, но вместе с жертвами придет понимание у самих исламистов, что война не выход. Сколько это времени займет? Год, десять, сто, тысячу? Не известно. Но напрямую это Европе не угрожает. Они как дети малые, которые собрались на праздник и бесятся. Они могут нанести ущерб, поломать мебель, но прекратить это невозможно пока они не выдохнутся и не уснут от усталости…

Следующий
Посты скоро появятся
Следите за обновлениями
Предыдущий
Архив
Облако тэгов
Follow Us